Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Захерли

По событиям в Новосибирске

Захерли

Мамонтов

А что думаете, Мамонтова на Изборский Клуб приглашать имеет смысл? Вроде патриотичный, православный, полезный. Правда не знаю, является ли он экспертом, но поболтать точно может.

Не пора ли его включать в патриотический движ? Чо думаете "честные патриоты"?
Захерли

Апология Роскоши

В связи с наездами на "часы Патриарха" и прочих церковных иерархов "позволяющих себе" вспомнил свой давнишний текст про роскошь и ее место и ее оправданность. Текст благословеного 2007 года, я тогда лучше писал и больше старался...


Роскошь как инструмент. Роскошь как атрибут.

Многие из единомышленников, справедливо презирая своих современников нуворишей, полностью отказываются от всяческой роскоши, почитая оною за форму деградации. И действительно роскошь в современном понимании редко является чем-либо, кроме вида безумного потребления. В бессмысленной гонке бесконечного потребления роскошь это одна из ступеней деградации, после того как человек отравляется роскошью, он начинает заполнять алчущую пустоту внутри себя поиском новых форм удовольствия, например мужеложеством.

Однако, как и многое другое, роскошь это не абсолютное зло, но просто опасный инструмент, чрезмерное использование которого вредно, но в меру даже необходимо. Подобно наркотическому средству, использовать которое можно для лечения, увеличения работоспособности, раскрытия скрытых сил организма или ради получения удовольствия. Так и с роскошью, бездумное увлечение приводит к опустошению, зависимости и деградации.

Роскошь должна быть не только практична, но ещё и обоснована и заслужена. Смешон солдат в полковничьей шинели. Неуместен курьер, разносящий посылки в дорогом костюме. Глуп диакон, заказывающий рясу по чину высшего иерарха церкви. Жалок мелкий чиновник, у которого в кабинете висит огромный портрет Президента в золотой рамке.

Простота и скромность первых христиан была уместна на тот момент. Однако, став официальной религией Рима христианство получило законную часть от имперской роскоши и величия. Христианство стало синонимом цивилизации, а стало быть должно было быть плоть от плоти Империи, которая её несла. То чем можно было взять раба в катакомбах Рима, было бессильно против германца-язычника. А нарочитая скромность и демонстративное игнорирование почестей, которые готовы были принести Церкви власть и народы империи становятся ничем иным как формой гордыни.

В традиционном обществе в каждом сословии есть собственные нормы и ограничения на проявления роскоши. То, что позволено купцу, не позволено воину, что позволено воину, не позволено священнослужителю. Что позволено священнику, не позволено монаху. Quod licet Jovi, non licet bovi. Это правильно.

Однако роскошь это тоже тип красоты, зачем отказывать в ней всем? Если человек делом своей жизни избрал зарабатывание денег, разве не лучше, чтобы он тратил их, сорил ими, а не скаредно складывал в сундук или давал в рост? Если купец не претендует ни на что, если он понимает свое место в обществе, если он исправно платит налоги, мзду городской страже, почему бы ему не погрязнуть в роскоши, если ему того хочется?

В каждом сословии свои представления о том, зачем нужно окружать себя роскошью. Роскошь убранства храмов в Византии имеют другую цель, нежели роскошь императорского дворца или роскошь высших военных регалий. И роскошь, в которой живет купечество, это совсем другое.

В каждой из перечисленных видов роскоши гедонистическая составляющая невелика. В отдельных случаях роскоши надо добиваться. В других она дана от рождения. Негоже императорским отпрыскам жить в простоте. Роскошь двора говорит о мощи государства. Но и простота первых русских князей была уместна.
Захерли

Сумерки Богов

Интеллигенция хочет, чтобы Православие уничтожали с позиций левой идеологии, но как бы широкие народные массы не восприняли совсем другой, правый миф о Христианстве, как о «еврейской разводке заставившей арийцев предать своих богов и поклониться еврейскому Б-гу».

Вообще сейчас христианство поносят справа и слева, как кому больше нравится. Такое чувство, что легендарный богоборческий сборник «Сумерки Богов» взят в качестве учебного пособия. А что вы хотели, этот сборник был долгое время настольной книгой всего моего поколения. Для многих это вообще единственная "серьезная" книга, которую они прочитали в жизни. Вот вам и результат.

Причем те кто сильно старше, независимо от политических убеждений оперируют аргументами научного атеизма.

Захерли

Кто лучше всех помер, или святое

Из всех героических погибших киногероев больше всех сопереживаю:

- Роботу Вертеру
- негру из "Выхода Дракона"
- Бубе Касторскому из "неуловимых"
- Бабсу из "Ромпер Стомпер"
- Неду Старку/Боромиру/чуваку из из "черной смерти" - один актер, но умирает здорово
- Фашисту из "Бесславных ублюдков", который "за храбрость".

(как пишут в коммерческих блогах), а вы кому сопереживаете?

(фильмы про реальные события, включая Евангелие не учитываем).
Захерли

Убит Даниил Сысоев

Я позволял себе спорить с ним, хотя не считаю себя вправе спорить с людьми облеченными саном. Мне категорически не нравилось, что он писал. Я присоединялся, когда в ленте высмеивали "уранополитизм". Я не хотел даже думать о том, что этот священник может быть прав и мечтал о том дне когда его отлучат.

А теперь его застрелили. и я уверен, что за не за "бизнес-интересы", не в качестве борьбы с "церковными крысами", а за идеи. Те самые идеи, против которых я так жестко выступал... А может и не за те, а за другие. И мне теперь очень горько.

Какая же тварь это сделала. Не может быть, что это мой единомышленник. Я не знаю кто мог это сделать. Я не праведник и сам пожалуй мог бы убивать за идеи. Но убийство этого человека, рукоположенного священника... Не верю, что это мог бы быть православный. Пишут что чурка... Магометанин...

Но если так, значит все же была в его словах и правда. Значит нужно внимательней ознакомиться с его текстами. Нет, я никогда не смогу принять многого из этого, но теперь он навсегда останется пастырем, его не лишат сана. А стало быть никакого права спорить с ним у нас уже не будет.

Пишут, что он был "власовцем". Так значит он своей смертью чуть-чуть оправдал и власовщину! Пишут, что он призывал к тому, чтобы не садиться за стол с коммунистами, потому что те убивали священников в 20-30-е годы прошлого века. Но он теперь и сам убит. И слова его приобрели совсем другой смысл. Плевать на идеологию, я буду скорбеть обо всех убитых священниках.

Царствие Небесное! Вечная память!
Захерли

Про разговор братьев Карамазовых

Смотрел урывками новый фильм "Братья Карамазовы" и наткнулся на разговор Алеши и Ивана. Один из главных диалогов в отечественной литературе, пожалуй главный в вопросах понимания Веры и Церкви. там есть два на мой взгляд основных вопроса, про всеобъемлющую христианскую любовь и основания принимать мир, в котором страдают дети, и про противоречие Церкви и Христа.

Церковь, причем как православную, так и католическую упрекают в том, что они своей "жесткостью" противоречат христианской "мягкости". В принципе эти упреки  на первый взгляд вполне справделивы. Справедливы в том смысле, что если Бог есть прежде всего Любовь, то Церковь есть прежде всего структура и Порядок. Любовь vs Порядок это конечно ложная дихотомия, но все же порой могут вступать в головах человеческих в некоторое противоречие. А я вот мыслю так, что это и правильно. Дело Христа - прощать, дело Церкви приводить к Прощению.

Возьмем тот самый разговор Алеши и Ивана Карамазовых. Сперва кажется, что Иван Алешу на лопатки уложил, а ведь это не так. Поэма о Великом Инквизиторе это и есть та самая претензия, о которой я писал чуть выше. Мол Христос это одно, а церковь другое. Христос мол мешает порядку, а посему "уходи и не приходи больше". Ерунда все это и неправда. Потому как если бы Он и вправду пришел раньше времени, так Великий Инквизитор прав был бы. И поэтому Он и не приходит раньше времени. Потому как Прощение должно быть своевременно.

Это про Порядок, теперь же про Любовь. Христианская Любовь есть на мой взгляд ни что иное как абсолютная мудрость. Чем отличает мудрый от всех прочих? Тем, что понимает других, может встать на их место. А когда понимаешь человека. то не можешь его уже и ненавидеть, даже если он поступает дурно. То кто понимает другого, тот и со-страдает. А Любовь уже совсем рядышком. А теперь представьте Того, кто настолько мудр, что способен понять любого человека, даже самого злодея, серийного убийцу какого-нибудь, даже бесконечно подлого человека, который кажется вообще лишен всяческой совести. И даже не только понять, но и полюбить. Мудрость = Любовь.

Но человеку такая абсолютная мудрость ясное дело недоступна, ровно как и абсолютная Любовь. Даже наимудрейшему недоступна. Вот тут и нужна Церковь. Заповеди заповедями, о них и так все ясно, а вот принципы христианской жизни, типа "любви к ближнему" и пресловутой "другой щеки" это и есть то поведение, которое едва ли может быть доступно человеку просто так, поскольку это есть уже атрибуты божественной мудрости, отголоски того самого Всепрощения. А стало быть христианину необходимо стараться жить по этим принципам пока он не достиг Божественнй Мудрости.

Вот примерно так я думаю про карамазовский разговор. То есть конечно за травлю детей собаками "расстрелять", и много за что другое расстрелять. Но не в том дело чтобы расстрелять, а в том чтобы расстреляв простить. А простив полюбить? Слабо? Слабо. А коли слабо, так хоть попытаться, а не бунтовать. А зачем пытаться? - А потому что мудрость есть абсолютная ценность, а христианская Любовь это абсолютная Мудрость и есть. Не в силах стать абсолютно мудрым, хоть живи как мудрый. Вот в этом Церковь и помогает.  
Захерли

День святого Патрика

Кельтов унижали все и всегда. Римляне, потом германцы, потом англичане. Один из из самых жалких этносов. Грязных ирландцев тоже всегда презирали. И конечно именно по этим рыжим вырожденцам тащится наша люмпен-богема. Понятно. Униженные и оскорбленные к таким же и тянутся. Тибет да Ирландия, мате да нюхательный табак, этно-фолк да русский рок, сан-франциско и черномазый на посту президента, джинсы и гитарка. Грязь.

Правь Британия морями!
Захерли

Нехристи и дохристи

Аркадий Малер написал очень интересный отзыв на мою статью о язычниках, "Путь Меча". Назвал он свою статью "Путь Креста". Вообще я очень рад, что он написал этот текст, так как действительно некоторым показалось, что я пишу некую апологетику язычеству, что конечно вовсе не так. так пусть те кто прочтет обе статьи понимают. что статья Малера на мой взгляд только уточняет мою, хотя я конечно и спорю с ним во многом. Нужно сказать, что Малер безусловно написал куда более серьезный текст, нежели я. Его теологический монумент конечно ни в какое сравнение не идет с моим небольшим эссе. Поэтому читайте его статью целиком, я же здесь лишь отвечу на некоторые небольшие выдержки из неё. Опять же не для спора, но в большей степени для уточнения позиции , буде кто усомнился в моей ревностности в деле неприятия любого инакомыслия. В любом случае хочу чтобы наши голоса звучали в унисон, а не в разнобой. Что касается непосредственной теологии, то тут я не считаю себя вправе спорить с Аркадием, посему лучше соглашусь.

от сотворения Адама и до наших дней в мире существует только одно мировоззрение, основанное на креационистской и персоналистической онтологии, выраженное в книгах Ветхого и Нового Заветов, и исповедуемое Вселенской Православной Церковью. Из этого следует, что всё, что не является этим мировоззрением, в большей или меньшей степени остается “язычеством”. Поскольку всё, что не является этим мировоззрением, также является “ересью”, то можно сказать, что “язычество” и “ересь” это коррелятивные понятия. Ведь любая “ересь” – это всегда уклонение от христианской истины, а это уклонение может быть только в одну сторону, в сторону “язычества”, то есть в сторону не-креационизма и им-персонализма
Я с этим абсолютно и полностью согласен. Действительно все не-христианство безусловно является ересью и язычеством. Однако моя статья все же направлена в другую сторону. Я хочу противопоставить современным язычникам, не важно играют они или искренне верят в какую-либо разновидность язычества, язычников древних, до-христинаских. До-христианское и не-христианское, это согласитесь несколько разные вещи. Я утверждаю, что дохристи в очень ограниченной популяции есть и сейчас. Я вовсе не оправдываю их и не пытаюсь сказать, что "у них свой путь". Нет. Однако некоторого уважения, в отличии от нехристей они все же заслуживают. основной пафос моей статьи в том, что многие современные романтики очень хотят стать дохристями, а по сути являются обычными нехристями. И шансов никаких не имеют стать другими.

Само “Возрождение”, о котором многие современные интеллигенты до сих пор говорят с глуповатым придыханием, было возрождением античного язычества в противовес христианскому Средневековью. Наконец, все возможные детерминистские концепции и идеологии эпохи Модерна и релятивистские установки Постмодерна есть ничто иное как возрождение тех самых “языческих” начал.
А уж как я с этим согласен. Далее Малер будучи человеком с очень хорошо философски структурированным разумом выделяет основные на его взгляд тезисы моей статьи, с которыми спорит. Делает он это блестяще, но ответить все, же следует.

Речь не идет о том, чтобы отречься от своих предков как личностей, это было бы нарушением пятой Заповеди, речь идет о том, чтобы не предпочитать их Господу и не наследовать их грехи и заблуждения. Я могу уважать своих родителей, но я не обязан уважать их ошибки. О каких “корнях” может идти речь, если эти “корни” ядовиты? О какой “древности” может идти речь, если эта “древность” – всего лишь отступление от тех изначальных истин, которое еще исповедовали потомки Адама и потомки Ноя? Для сегодняшних “разумных, даже самых закоренелых православных фундаменталистов”, по выражению Акопяна, таким прошлым является, конечно же, не какое-то древнее славянство тысячелетней (!) давности, а совсем недавнее коммунистическое вероисповедование наших отцов и дедов, и заметьте, что требование уважать их заблуждения – из того же репертуара. И это при том, что в отличие от субкультурного “неоязычества” коммунизм до сих пор остается одной из самых популярных квази-религий в современном обществе. В этом смысле “язычество” действительно является “базисом всей человеческой цивилизации”, как считает Акопян, но только одним из двух базисов – наравне с Христианством, и не лучшим, а худшим из них. И если что-то является “базисом” нашей жизни, нашей семьи, нашей страны, нашей культуры, цивилизации, всего человечества, в конце концов, то из этого еще не следует, что это что-то хорошо само по себе
Тут мы расходимся. Явление Христа, произошедшее известно когда действительно озарило тьму, но в данном случае тьма не значит грех. Конечно заслуживают жалости те, кто увидев свет продолжают блуждать во тьме, но из этого вовсе не следует, что те кому не посчасливилось родиться до появления света как-то особо порочны и греховны в большей степени чем мы, свет увидившие. Дохристианское язычество есть совершенно оправданное и нормальное мировоззрение для жизни во тьме. И не нам, так толком и не приспособившимся к свету, судить тех кто пронес через тысячелетия тьмы национальную культуру и государственность.

о какой “коррекции своего существования в соответствии со вновь открывшимися обстоятельствами”, по Акопяну, может идти речь, если для язычника принятие Христианства означало принятие абсолютно новой онтологии и абсолютно новой этики, к которой чисто умозрительным способом могли чуть-чуть приблизиться отдельные представители античной философии, но уж никак не восточнославянские язычники, которые не то что философии, а даже письменности не имели? Зачем девальвировать истинный вызов Христианства, если Сам Господь говорит в конце времен – “се, творю всё новое”
С точки зрения чистой религии безусловно. А с точки зрения культуры вовсе нет. А в отношении социальном культура это подчас гораздо более важный элемент. чем личное мировоззрение. Да Малер и сам пишет, что для дохристианского человека личность и её уникальное мировоззрение, не столь уж и важны. Поэтому принятие Христианства стало для людей не заменой одной религии, на другую, а принятием в себя нечто совершенно нового. Это касается "абсолютно новой этики". Что касается "новой онтологии", так понятно, что после пришествия Христа она новая, кто бы спорил. Но она и так новая. С этим можно согласится, но это не значит, что нужно полностью стирать свой разум и свою личность и на свободное место загружать новую операционную систему.

Прежде всего, здесь нужно определиться – либо язычник по-настоящему любит мир, либо христианин. “Язычество” действительно глубоко заворожено миром и служит “твари вместо Творца” (Рим. 1:25). В христианской терминологии такая завороженность называется “прелестью”, это частое состояние людей, бессознательно и некритически воспринимающих окружающую реальность. Но что значит “любовь к миру”, доступная язычнику, “в высшем христианском смысле этого слова”, о которой говорит Акопян? Вспомним слова апостола Иоанна: “Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей” (1 Ин 2:15). Это очень конкретный и недвусмысленный призыв. После грехопадения Адама и Евы этот мир лежит во грехе, наша природа искажена грехом, а вместе с ней и природа всего мира. “Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне” (Рим. 8:22). Другой вопрос, что человек все-таки призван к любви, но не любви к безличному миру, а любви к личностям – Богу и человеку, к чему призывают заповеди Самого Христа (Мф 22:37-40). Эта любовь не означает пассивное завороженное созерцание, это активная, деятельная, синергийная любовь личности к личности, способствующая к совершенству и Спасению, а не просто приятному времяпрепровождению. Поэтому языческая любовь и христианская любовь – это два совершенно разных образа любви, у них разные пути и разные цели. Язычник действительно стремится поглотиться с этим миром, а Самого Бога он воспринимает только как безличную природу, с которой надо пассивно слиться и созерцать ее в вечности. Христианин же всегда отдает себе отчет в своей самостоятельности, в своей самотождественности и дистанцированности по отношению ко всему миру, и именно поэтому он обладает свободой и ответственностью, ему неведома задача “слиться с миром”, а православная задача обожения как поглощения Божественной природы ставит своей целью не “растворение в Боге”, а совершенство своей природы и свободное взаимодействие (синергию) с Богом в дальнейшем
Тут опять есть о чем поспорить. Цитату из Иоанна мне кажется следует понимать не так. "Любовь к мир"у, здесь есть любовь к мирскому, но не любовь к сущему. Почему бы мне не любить окружающий меня мир. Я в христианстве не вижу такого. По-моему это как раз современное псевдоязычество вульгарно трактует христианство как религию, ненавидящую мир. Я же в христинастве и особенно в Православии вижу очень большую любовь к миру. Ни в коей мере не призываю воспринимать любовь к миру также и в извращенном "восточном" понимании, слияния с миром, которое считаю одним из самых вреднейших и опаснейших заблуждений. Но нужно разделять. Дохристианин ни в коем случае не созерцает красоту мира глядя в пупок. Он взаимодействует с миром и живет с ним в гармонии. В этой гармонии конечно нет места Богу, но ещё там нет места ни ереси, ни атеизму. За неимением Бога, это наилучшее мировоззрение.

Что же касается оппозиции “языческий рационализм” vs “христианский иррационализм”, во многом навязанной экзистенциалистской философией ХХ века, то она верна не более, чем обратная оппозиция “христианский рационализм” vs. “языческий иррационализм”.
Тут просто хотел бы уточнить, что такой оппозиции я в своем тексте не ставлю и наоборот её отрицаю. Я пишу, что язычник - "тотальный рационалист и любой эскапизм и пребывание в мире грез ему противно даже больше чем христианину". Ключевое слово здесь "даже". Впрочем Малер убеждает нас, что христианин в большей степени рационалист, хотя зацикленность христианина на Личности не ведет к научной чистоте анализа, не правда ли? Впрочем тут уже совсем другой древний философский спор, касаться которого сейчас не хотелось бы. Но факт в том, что в данной оппозиции язычник и христианин оказываются на одной стороне баррикады. Опять же это важно именно для моей статьи, потому как она направлена против современного неоязычества в котором элемент мистицизма и иррациональности чрезвычайно важны.

Наконец, необходимо подчеркнуть крайне важную вещь для понимания фундаментальной разницы между гносеологическими установками Христианства и “язычества”. Христианство всегда, везде и до конца учит принципиальному трезвомыслию, бодрствованию ума, без которого невозможно познать Истину, в то время как дьявол, “лжец и отец лжи” (Ин 8:44), все время пытается ввести человека в бессознательное состояние. В такое же бессознательное состояние часто вводят различные ритуальные практики “язычества”, где вообще трезвость и ясность считаются лишь очередным инвариантом глобальной иллюзии, подобной индийской “майи”. Это легко объяснимо – в бессознательном состоянии с человеком можно делать почти всё, что угодно, и поэтому многие тоталитарные секты, как религиозные, так и политические, начинают свою пропаганду с отрицания элементарного трезвомыслия, с учения о том, что 2 х 2 = 5 или 6, но никогда 4. Потому что если вы можете доказать человеку, что 2 х 2 = 5, то дальше вы можете доказать ему все, что угодно. В свете всех этих различений становится совершенно непонятна фраза Артема Акопяна про своих знакомых неоязычников: “Выбор язычника был для них сознательный и сделанный от большого ума и больших знаний. Очень древних знаний. Недоступных обычному человеку и передающихся весьма странными путями, о которых мне очень мало известно
Традиционные верования древних славян насколько мне известны не предполагали шаманских практик. Но даже если таковые как в любой архаике и были, это вовсе не значит, что это является основой для того мировоззрения. Люди, с которыми доводилось мне сталкиваться ничем подобным не занимались.

о каких “древних знаниях, недоступных обычному человеку и передающихся весьма странными путями” говорит Акопян? Во-первых, само это утверждение предполагает, что есть некие особые древние знания, которые делают людей язычниками, но не делают христианами. Получается, что язычество имеет более истинное представление о мире, чем Христианство, а следовательно “язычество” вообще истинно. Можно вспомнить как “змей древний” искушал первых людей съесть запретный плод, указывая на то, что после этого “вы будете, как боги, знающие добро и зло” (Быт 3:5), чем апеллировал не только к их гордыне, но еще более к желанию достичь этого знания без всяких внутренних усилий – просто съесть плод и всё. Отсюда же все те “странные пути”, которые предлагает “язычество” для достижения этих “древних знаний”, это всегда некое физическое действие, под влиянием коего должно измениться человеческое сознание, как то – алкогольное опьянение, наркотический экстаз, психогенное исступление, однополое совокупление с “учителем” или с животным, та самая “драка с собакой”, о которой пишет сам Акопян. Это известный репертуар, после которого люди остаются психически и физически искалеченными, думая при этом, что получают какие-то “древние знания”.
Увы, об этом у меня информация самая поверхностная, поэтому ответа дать не могу. Такие люди есть, знания у них есть, но делиться ими они не спешат. То что культура людей древнего мировоззрения хранит некоторые более древние знания о мире, чем христианская, это на мой взгляд факт. Но это бузусловно не бредни юмориста Задорнова и прочие "велесовы книги" издательства Арктогея (интересно кстати Дугин сохранил название издательства?).
Что касается процесса инициации, думаю что это вовсе не так гротескно как описывает Аркадий. Но опять же повторюсь, что знаю об этом очень мало, чтобы говорить.

Возникает вопрос – зачем же в критике “язычества” переходить вдруг к его апологии? Если я не угадал, то пусть Артем Акопян меня поправит, но я думаю, что здесь имеет место желание примириться со своим противником, а не разоблачить его. Так действуют люди в чисто политическом, сиюминутном контексте, когда ради временной выгоды враждующие стороны находят друг у друга какие-то “положительные стороны”, а на завтра забывают о них.
Ситуация с православием в России критическая. Она гораздо хуже чем на момент Крещения Руси. Что привело к тому, что на Руси долгое время сохранялось самое чистое, самое гармоничное Христианство? Именно тот факт, что до минимума были сведены все посторонние влияния. Не было ни мистики, ни гностицизма, ни манихейства, ни пантеизма, во многом погубивших Византию. Не было астрологии, не было мусульманства, не говоря уже о буддизме. Нет всей этой иррациональной мути, которая является бичом современной России. Даже ереси были сведены к минимуму. Конкуренция древнего язычества и Православия это чрезвычайно здоровая основа для государства и общества. Хотя бы в силу указанной выше рациональности. Язычество оказалось чрезвычайно благодатной почвой для семян христианства. Сейчас древнее знание ушло очень глубоко, а за него выдается русский нью-эйдж. Цель моей статьи показать, что это ложь, не более.

Далее Аркадий пишет заключение, которое само по себе может стать отличной статьей. Комментировать его я не буду, тем более что со многим согласен и упреки там не совсем в мою сторону.

Мне кажется, Аркадий чрезмерно противопоставляет Христианство и «все остальное», впадая практически в ницшеанство, или по нашему говоря в наватскую ересь. Никаких сверхлюдей христианство не делает. Более того такое противопоставление на сегодняшний день едва ли не хуже пресловутого нео-язычества. Именно сегодня как никогда, в момент разгула мистики, в момент торжества манихейской картины мира, в момент когда оккультизм становится чуть ли не официальной религией, от Церкви требуется как никогда рациональный, взвешенный и человечный подход. Людям от Церкви нужен не только путь ко Спасению, но и защита от всей той мерзости которая идет к нам со стороны всевозможных мошенников и лжеучений и лжеучителей, с которыми наука справится уже не может. Противопоставлять в этот момент Христианство миру, удаляться от него совершенно недопустимо. Противопоставлять христианство древнему мировоззрению, которое совершенно несправедливо именовать язычеством, это такая ошибка, как противопоставлять христианство науке. Это все старые и потерявшие актуальность битвы.
А в новой битве христианство, наука и древнее мировоззрение, о котором пишу я и могли быть бы абсолютными союзниками. Но наука сейчас ничто иное, как отсталая тоталитарная секта Нового Времени. А древнее мировоззрение ушло в глубочайшее подполье. И есть одна только Церковь, которая увы переживает тоже совсем не лучшие времена. Тратить свою энергию на борьбу с призраками прошлого сейчас это преступление.

Аркадий назвал свою статью «Путь Креста», противовес моему «Пути меча». Но не стоит забывать, что меч это тоже крест и после победы над врагом меч втыкается в землю и перед ним возносится молитва. Не стоит забывать об этом.
Захерли

Дедушкино воспитание

Отличие нашего, поколения в том, что мы воспитаны дедушками. Причем именно дедушками ветеранами. Те, кто шел позже уже не застали дедушек во всем своем гвардейском великолепии. А те, кто был раньше не попали на тот самый раннепенсионный возраст, когда у дедушек-ветеранов уже много свободного времени.

Это было удивительное время, начало 80-х. В принципе все дедушки были общими. Мой дедушка-ветеран жил далеко и видел я его всего месяц в году. Зато кругом были другие дедушки, с радостью делившихся с нами множеством интереснейших знаний. Все они умели и знали кучу всяких разных интересных вещей. Война уже давным-давно закончилась и они могли рассказывать о ней спокойно, без того надрыва, с которым они рассказывали о ней нашим родителям. Дедушки-ветераны ходили по паркам, сидели во дворах на лавочках, были практически в каждом доме, приходили к нам в школы, что-то рассказывали по телевизору и радио. В принципе, Брежнев и все Политбюро тоже были для нас добрыми дедушками-ветеранами.

И вот теперь, глядя на своих сверстников, я сразу вижу, кое-что такое, чего нет у других. пожалуй ближе всех знаем это поколение и больше всех почерпнули от него. Для нас и ВОВ, это что-то другое, чем для других. Для нас это добрая сказка с хорошим концом. Так как подавали её нам дедушки. Ну например у меня есть две трофейные опасные бритвы, я знаю зачем и как выжаривать одежду и знаю, что фин если идет на тебя с ножом, так норовит собака, распороть тебя снизу вверх, так чтобы нож прошел ниже шинели прямиком в причинное место. А ещё знаю, румыны народ дикий и большевиков за чертей почитают, а венгры народ хороший, но злой и может вилами невзначай ткнуть. А про испытание ядерной бомбы, мне дед до сих пор не рассказывает, потому что это государственная тайна.

Вообще для современных людей большая удача быть воспитанными дедушками. Отцы слишком заняты или наоборот слишком ещё зелены, чтобы дать полноценное воспитание. А дедушки – то, что надо. Время такое. Особенно если дедушки это ветераны. Такого поколения больше не будет. (Впрочем, я забыл, что кое кто считает, что это быдло восхвалявшее Сталина и безропотно сносящее репрессии. Увы, уродов развелось немало, да дедушки слишком стары уже, чтобы почистить Россию.)

В общем это и все, но для иллюстрации того, какое поколение уходит, хочу привести свежую историю из далекого Биробиджана. Там беда, никто не желает ходить по субботам с раннего утра в синагогу. А для того, чтобы состоялась молитва или что там у них по утрам происходит, необходим обязательный кворум из десяти представителей жестоковыйного народа мужского рода. Если же нет десяти мужчин, то ничего не состоится и семь проклятий падут на Еврейскую Автономную область. Как же вы думаете, главный раввин Мордыхай, присланный из самого Израиля, решает эту проблему? Таки, я вам отвечу, очень просто. Звонит председателю совета ветеранов и говорит, "Послушайте, уважаемый, пришлите мне на завтра в синагогу десять человек евреев. Я знаю у вас есть". После чего председатель совета ветеранов обзванивает десять ветеранов-дедушек и приказывает им явиться в синагогу. Дедушки возмущаются: "Я к врачу назавтра записан, мне с внуками сидеть, мене на дачу надо ехать". На что председатель: "Да как тебе не стыдно! Ты же фронтовик! Ты же подполковник! Ты же советский человек! Сказано тебе что надо! Чтобы завтра был!". И что же вы думаете? На следующий день десять ветеранов как штык приходят в синагогу и слушают непонятные им слова на неизвестном им иврите.

Я с большим скепсисом отношусь к своему поколению, но все чаще замечаю, как у многих из нас проявляется дедушкино воспитание. И надежда на свое поколение у меня ещё теплиться именно поэтому. Если повезет, то дедушкино воспитание ещё даст о себе знать.