?

Log in

No account? Create an account

Ad · Majorem · Dei · Gloriam


Последний Дюйм

Свежие записи · Архив · Друзья · Личная информация

* * *
Помню как пришло разочарование в анархистах. Я думал что это романтические бунтари, ницшеанцы и агенты абсурда, а оказалось что анархизм это самая унылая, скучная и мелкобуржуазная идеология из всех. Что может быть ничтожней Прудона, Штирнера и Кропоткина? Кстати лучшая идеология для креаклов, которые по глупости и недоразумению выбрали себе либерализм, тоже видимо думают что анархизм это революционные матросы с пулеметными лентами вместо портупеи, а не бесполые малоимущие хипстеры.
А теперь вот пришло разочарование в националистах. Ниционализм это вовсе не черные рубашки, не русский топорЪ, ни хайльгитлер, ни ку-клуц-клан и даже не вайтпауэр. Национализм это мелкобуржуазная тоска тоскливая не меньше чем анархизм. Вся его идея в том, чтобы свести великое к мелкому, чтобы из Франции рыцарей и пушек сделать францию круассанов каштанов и сержгинзбуров. Национализм это жеманные женоподобные публицисты с непременно писклявыми голосами, это бесконечное нытье и интеллигентское недовольство. На самом деле националисты еще большие интеллигенты, чем обычные интеллигенты. Удивительно, что интеллигенция этого еще не поняла, это тоже отличная, куда лучшая для них идеология чем либерализм.
Я всю жизнь ненавидел либерализм, но теперь начинаю понимать, что на фоне мелкобуржуазных идей, он мне куда симпатичней. Либерализм бесконечно извращает, но не отрицает Великое. По своей настоящей сути либерализм это самая креаклоненавистническая идеология из всех возможных. Да либерализм это Карфаген, это ростовщики и жиды, уродливый вонючий демон Брюхо из нижних миров, но это достойный и живой враг по сравнению с мертвыми мелкобуржуазными уродцами. В преддверии великой битвы я совершенно непротив, чтобы этот Молох растирал в труху агентов Смерти.
Либерализм для России оказался не так уж страшен, Россия сильнее либерализма, она даже умудрилась поставить его себе на службу, как в свое время сделала это с большевизмом. Настоящая смерть для России находится в яйце мелкобуржуазных идеологий. А потому смерть анархистам! Смерть националистам! Смерть интеллигентам всех мастей!
* * *
Часто, сталкиваясь со многими, казалось бы единомышленниками, приходится поражаться их бесконечной эстетической слепоте. Люди просто не видят совершенно очевидной мерзости много того, что составляет их пристрастия. Вроде бы человек совершенно близок к тебе по взглядам, читал все, что нужно, рассуждает и мыслит правильно. И вдруг бац! Слушает русский рок, например.

Говоришь ему вроде очевидную вещь, что Шевчук - это дрянь, гадость, пустой, омерзительный и глупый человек. Он тебе на это: «Что ты, он в Чечню ездил перед солдатами выступать, он настоящий патриот». Проходит пару месяцев и человек обескуражен, Шевчук на «Радио Свобода» выступает и на марши несогласных бегает. Как же так? А вот так вот. Видеть гадину насквозь надо.

Но это эстетическая слепота первого уровня. Есть второй, когда враг маскируется под «своего». Классический пример – Том Уэйтс. Насквозь гнилой внутри, он пытается подмазаться под нас, смущает наивных внешним подобием. Взял благородный образ поющего белого алкоголика и сделал его достоянием убогих кофеен Сан-Францисков и Бостонов. Как писал великий граф Хортица: «Поклонение Тому Вейтсу - это добровольное обрезание, быстрая и примитивная возможность вкусить кошерных ценностей. Эту дрянь лично я, как ни странно, услышал в начале 80-х на грязнейшей диссидентской малине, где никакой западной музыки сроду никто не слушал… Это качественная, убедительная подделка, ширма, которая застит все неподходящее, отсталое и низкооплаченное наследие прошлого. Причем очаровывать она должно всех сразу - от запорожской дурочки, смывающей по субботам испражнения старой сволочи, до Венедиктова с правнуками».

Но самое неприятное - это слепота третьего уровня. Когда человек уже научился отличать красоту от безобразия, а все одно слеп как крот. Включает такой телевизор, идет фильм Феллини, я кривлю физию в брезгливой гримасе. А он мне: «Что собственно такого омерзительного? Не арт-хауз какой-нибудь. Красивые люди, красивые кадры, качественная музыка Нино Рота, Мастругани?». Не понимает. И как объяснить то, что можно понять либо на философском уровне, либо просто почувствовать? Почему я врага вижу с первого кадра, а другие нет?

Современники разбалованы, отучились смотреть в корень. Даже самые продвинутые думают, что зло всегда безобразно. Они не видели как зарождалось зло, они не чувствовали как медленно низкое тихонько пробивалось в массовую культуру. Не видели возникновения неореализма, джаз-рока, хиппи, постмодернизма. На них сразу обрушились 80-е, и многие остались навсегда контужены этим чудовищно пошлым временем. А иные выработали умение отсекать все пошлое и безобразное и считают это эстетизмом. Нет, эстетизм - это умение видеть гниль в том, что на первый взгляд кажется нормальным.

Это - как современные кинофильмы про XIX век, которые несут мерзость и запустение в красивой упаковке Конан-Дойля. Это - как покерные турниры в которых собираются интернетные полудурки в бейсболочках. Это - как дешевый автомобиль, выполненный в винтажном стиле, который дает убогому менеджерью почувствовать себя представителями другой несравненно более высокой эпохи, когда те стоят в дымной пробке, опаздывая в офис.

Мне повезло и лишь благодаря стечению обстоятельств я оказался обладателем безупречного эстетического чутья. Я изучил всю эту пакость и знаю, откуда появилась плесень, как она постепенно захватывала цивилизацию и пожирала культуру. У меня были хорошие учителя, которые своими глазами наблюдали этот процесс. Которые ловили первые нотки фальши в «ковбойских» песнях Хезлвуда. Которые собственными носами чуяли легкий запашок от рок-н-ролла, который превратился в смрад 68-го года. Которые видели все скрытое паскудство Хэмингуэя и уже тогда противопоставляли ему благородного Фолкнера. Увы, не все могут похвастаться такими учителями и таким опытом. Но боюсь, уже очень скоро не останется никого, кто способен отличить правду от лжи и чуять гниль по запаху. Вот тогда белая цивилизация и подойдет к концу.
* * *
* * *

Смотрел урывками новый фильм "Братья Карамазовы" и наткнулся на разговор Алеши и Ивана. Один из главных диалогов в отечественной литературе, пожалуй главный в вопросах понимания Веры и Церкви. там есть два на мой взгляд основных вопроса, про всеобъемлющую христианскую любовь и основания принимать мир, в котором страдают дети, и про противоречие Церкви и Христа.

Церковь, причем как православную, так и католическую упрекают в том, что они своей "жесткостью" противоречат христианской "мягкости". В принципе эти упреки  на первый взгляд вполне справделивы. Справедливы в том смысле, что если Бог есть прежде всего Любовь, то Церковь есть прежде всего структура и Порядок. Любовь vs Порядок это конечно ложная дихотомия, но все же порой могут вступать в головах человеческих в некоторое противоречие. А я вот мыслю так, что это и правильно. Дело Христа - прощать, дело Церкви приводить к Прощению.

Возьмем тот самый разговор Алеши и Ивана Карамазовых. Сперва кажется, что Иван Алешу на лопатки уложил, а ведь это не так. Поэма о Великом Инквизиторе это и есть та самая претензия, о которой я писал чуть выше. Мол Христос это одно, а церковь другое. Христос мол мешает порядку, а посему "уходи и не приходи больше". Ерунда все это и неправда. Потому как если бы Он и вправду пришел раньше времени, так Великий Инквизитор прав был бы. И поэтому Он и не приходит раньше времени. Потому как Прощение должно быть своевременно.

Это про Порядок, теперь же про Любовь. Христианская Любовь есть на мой взгляд ни что иное как абсолютная мудрость. Чем отличает мудрый от всех прочих? Тем, что понимает других, может встать на их место. А когда понимаешь человека. то не можешь его уже и ненавидеть, даже если он поступает дурно. То кто понимает другого, тот и со-страдает. А Любовь уже совсем рядышком. А теперь представьте Того, кто настолько мудр, что способен понять любого человека, даже самого злодея, серийного убийцу какого-нибудь, даже бесконечно подлого человека, который кажется вообще лишен всяческой совести. И даже не только понять, но и полюбить. Мудрость = Любовь.

Но человеку такая абсолютная мудрость ясное дело недоступна, ровно как и абсолютная Любовь. Даже наимудрейшему недоступна. Вот тут и нужна Церковь. Заповеди заповедями, о них и так все ясно, а вот принципы христианской жизни, типа "любви к ближнему" и пресловутой "другой щеки" это и есть то поведение, которое едва ли может быть доступно человеку просто так, поскольку это есть уже атрибуты божественной мудрости, отголоски того самого Всепрощения. А стало быть христианину необходимо стараться жить по этим принципам пока он не достиг Божественнй Мудрости.

Вот примерно так я думаю про карамазовский разговор. То есть конечно за травлю детей собаками "расстрелять", и много за что другое расстрелять. Но не в том дело чтобы расстрелять, а в том чтобы расстреляв простить. А простив полюбить? Слабо? Слабо. А коли слабо, так хоть попытаться, а не бунтовать. А зачем пытаться? - А потому что мудрость есть абсолютная ценность, а христианская Любовь это абсолютная Мудрость и есть. Не в силах стать абсолютно мудрым, хоть живи как мудрый. Вот в этом Церковь и помогает.  
* * *
Очень интересная тенденция. Межклассовая борьба между чиновниками и интеллигентами все более формализуется. Раньше это все как-то прикрывали. Интеллигенция сначала выдавала себя за народ, потом за пролетариат, потом опять за народ. Чиновники между тем оставались ровно такими какими всегда и были. Место дворянства только заняли коммунисты, а суть и стиль чиновников оставался практически без изменений. Сейчас правда все изменилось и у чиновников нет идеала к которому нужно стремиться. ЕдРо в этом плане не может полностью заменить КПСС, нет героической военной истории. Нет "старых большевиков", коммунистов с дореволюционным стажем, старой косточки.

В настоящее время все становится гораздо прозрачней. Интеллигенция наконец говорит только от своего лица, не пытаясь примазаться к народу. Лишь сокрушается о его темноте и общей быдловатости. В некоторых горячих головах ещё живут мечты о том как интеллигент вместе с солдатом и рабочим в общем строю против чиновника и нужно сказать, что так периодически у нас в стране все же происходит.

При всем при этом чиновник гораздо ближе к народу, чем интеллигент. Собственно народ иногда примыкает и к тому и к другому, потому что побаивается обеих сторон. Интеллигенты порой устраивают чудовищные бедствия вроде 17-го и 91-го, а в чиновниках народ видит себя же только могущественней и потому хуже. Интеллигентов народ призывает как варягов, или поляков, спасти нас от нас самих же. Но варяги приходят и устраивают демократию и ещё большее воровство.

А противостояние интеллигента и чиновника все же само по себе. Это новое манихейство русское, две крайности. Пока ты не определился у тебя есть шанс стать и тем и другим. Но когда станешь - все назад дороги уже нет. Миры интеллигента и чиновника практически не соприкасаются, они разговаривают на разных языках, обитают в разных местах и знают друг о друге крайне мало. Они кажутся друг-другу инопланетянами. Очевидные вещи для одних кажутся вопиющими безобразиями для других. И консенсус теперь невозможен.

Вот что происходит, когда разрушаются традиционные сословия и на их место приходят ложные самоидентификации.

Пути решения этого вопроса могут быть разные. Если хотите мое личное мнение, то необходимо отказаться вообще от класса паразитов - интеллигенции и выращивать из чиновничества новую аристократию. Есть и другие точки зрения.
* * *
* * *