?

Log in

No account? Create an account

Ad · Majorem · Dei · Gloriam


Последний Дюйм

Свежие записи · Архив · Друзья · Личная информация

* * *
К белетристике вообще не нужно относится всерьез. Все это для подростков, которые не готовы к чтению серьезных книг, среди которых тоже конечно есть фигня и позерство. А Достоевский и русская классика это как русский рок, наполнение развлекательного жанра так называемыми высокими смыслами. В результате опять же получается продукт для подросткового потребления.
Интели как правило остаются на этом уровне, поэтому всегда перечитывают того же Достоевского в зрелом возрасте, когда должны были бы потреблять уже чистый продукт. Но не могут, глядят на корешки книг Хайдеггера и Гегеля с таким же ужасом, как глядели в на корешки Достоевского и Толстого в период чтения "Библиотеки приключений". Как будто настоящие философы писали исключительно для выпускников философских факультетов, а не для обычных людей.
Те же интели, которые все же освоили чтение серьезных книг все равно вынуждены говорить со своей аудиторией в пространстве Толстого-Достоевского, ибо это и есть русская культура, как большинство интелей считает. "Золотой век русской литературы" и тп. И это не современная и даже не советская болезнь. Это еще до революции начало намечаться, хотя тогда уровень интелей был гораздо выше. "Дети а кто вам нравится больше, Лужин или Свидригайлов?"- писал для интелей Шестов (или Розанов, забыл уже). А в это время Ленин, практически про тоже самое писал без сантиментов "Товаищи рабочие, эмпириокритицизм - гавно, материалистический рационализм - нечеловеческая музыка!".
Потом правда большевики совершили самое страшное свое злодение из всех злодеяний. Вычистили из интелей всех из примкнувших к ней русских аристократов, офицеров-либералов, царских чиновников прогрессивных взглядов и всех прочих, кто относился к Толстоевскому без придыхания и был способен читать взрослую литературу. Кого в расход, кого на философский пароход. Что я кстати вполне одобряю, но другое дело, кто пришел взамен.
А взамен остались среди интелей сплошь разночинцы, земские врачи, эмансипированные евреи и прочая шушера. Они с радостью и согласились стать советской интеллигенцией, а большевик на том и успокоились и оставили культурку в покое, занявшись более насущными делами.
В результате мы получили такую интеллигенцию, которую имеем. Где Толстоевский это классика и золотой век русской культуры. Интели на этом паразитируют, проросли туда как плесень и уже не понятно, где антисемит Чехов, а где Шендерович, который готов цитировать его кусками наизусть.
Кто виноват? - Дураки и дороги.
Что делать? - Передвигаться не по дорогам, а по рекам и каналам, как делали русские люди спокон веку. А каналы пусть роют дураки, все лучше чем обсуждать проблему Раскольникова.
* * *

Прочитал блестящую рецензию тов. Якова на прилепинскую книжку "Санькя" и заинтересованный решил прочесть и сам роман. Роман презабавный, всем кто в теме рекомендую. Я думал, что PRилепин -революционный писатель, а он оказывается писатель-деревенщик. Хоть сейчас в Союз Писателей принимай, в пен-клубе таких не привечают. Впрочем он не только деревенщик, а ещё и прогрессивный писатель, если помните таких. Это которые о тяжелой жизни рабочих негров писали на западе, а у нас в сборники выходили. В общем такой воистину нацбульский коктейль, помесь Валентина Распутина с Олдриджем. Если бы не пошлятина откровенных сцен и дань времени - деревенские старцы рассуждающие об истории и Боге. Впрочем Прилепин ещё и талантливый.

Начало романа почти безупречно. Лучшего описания мира провинциального нбп-шника и представить себе нельзя. Да именно таких ребят и гробил Лимонов без зазрения совести. Типажи подобраны очень точно. Хотя конечно все те, кто узнается в героях, нарисованы уж очень комплиментарно, что играет злую шутку. рядом с прилепинскими сверхлюдьми их прототипы бледнеют и смотрятся как мыши какие-нибудь. Да и голубоватого вечно юлящего левака Эдичку Прилепин стыдливо заменил на Костенко, офицера и философа. Преувеличения и приписки, это всегдашняя болезнь нбп. Так и Прилепин, чуток добавил там, чуток здесь, чуть больше героизма, чуть меньше алкоголя, побольше репрессий, поменьше трусости глупости и разгильдяйства, глядишь и идеальная партия получилось.

Об эти прилепинские приписочки и разбиваются все аргументы оппонентов главного героя романа. А вот в реальном мире все эти аргументы вполне убедительны. И Прилепин знает об этом, потому и перенес действие романа в виртуальную реальность.

А в реале все было не так. Потерянные "гауляйтеры", мечтающие на лишний день задержаться в Москве попить водки в бункере, отделения наполненные неформалами пришедшими "на Летова", постоянные проигрыши и прогибы в любых противостояниях, что со шпаной, что с чурками, что с ментами, что с конторой. Крайне низкий КПД действий. Партия работающая из последний сил исключительно на распространение газеты. Все эти "бывшие спецназовцы" на проверку оказывались трусами и алкашами, которых именно за это из органов и выгоняли. И как мало из всего этого исключений...

"Бумер" лучше, правдивей, герои там живей. Я про "Бумер" неслучайно. Похоже очень по духу и по сюжету и по манере изложения. Хоть то и фильм, а это книжка.

Книжка показывает полнейшую экзистенциальную яму, куда завел Лимонов партию лишь бы спасти свою шкуру во время суда. В книге показано НБП переходного периода, начала 00-х. Вроде ещё патриоты, но уже против государства. Вроде ещё старые люди в партии, а уже потерявшие задор и веру в победу. По улицам уже ходят веселые живущие полной жизнью люди, а партийцы все больше превращаются в озлобленных бук не первой молодости, мечтающих только о погроме в супермаркете.  Вроде уже не веселая политическая тусовка, но ещё и не мрачная секта.

Не знаю, прочитает ли эти строки Прилепин, но хотелось бы ему сказать, что пришел он в партию слишком поздно. Пришел бы в 96-м году, все было бы иначе. Никакого абсурда, коим пестрит его книжка. Никакой бессмысленной и заведомо безнадежной борьбы, никакой жертвенной трагичности не было. Лимонов и тот боролся с «дугинским экзистенциализмом» и рефлексией. У нас была совершенно четкие и понятные враги и цели. Помню мы напару с Лимоновым ругали Тишина за то, что наполнил газету одними историями жертв, не боевой нацбульский листок, а бесконечный плач и брюзжание измученных больных людей. Потом правда Лимонов сел и это нытье стало ему очень наруку. Прилепин тоже был сформирован этим бесконечным тишинским нытьем.

Отсюда весь этот трагичный тон книги. Надо сказать, что «боевые операции» Прилепину описывать удается описывать гораздо хуже, чем ощущения от выпитой водки. Вот тут рука мастера чувствуется. Ощущение от каждой порции водки, каждая из которых играет особыми красками в желудке и голове. Похмельные мысли. Опохмел. Все это совершенно реально, чувствуется, что автор хорошо знает о чем пишет, в отличие от способа контрабанды ствола в через границу «в межпотолочном пространстве туалета нерабочего тамбура» - место которое таможенники всегда проверяют первым делом. Не вздумайте там что-либо возить!!!

Словом, хороший роман, правдивый. Видно где правда, где писательские преувеличения. Вообще преувеличения можно делать только там где история вымышленная, либо там где свидетелей почти нет. Преувеличивать же целые явления, каковой была нбп, не стоит ни в коем случае. Метафоры легко отбросить и правда остается во всей своей неказистости. Вводить в заблуждение читателя нужно либо прямой ложью, либо недоговорками. Этому можно поучиться у Лимонова например. Мастер похвастаться и выдумать себе героическую биографию на пустом месте.

Прилепин же слишком совестлив, это его и губит. Вместо откровенного порно в дырявых носках, тихий секс на квартире, со штампами «жадные губы - тонкий язычок». Кому это интересно? Вместо тонкой игры со спецслужбами, какие-то амбалы лупящие героя до полусмерти. Да и героические поступки должны совершать супермены, сверхлюди. А у Прилепина их совершают хилые подростки.

Не надо быть таким совестливым, не надо быть в меру правдивым. Пишешь сказку, так пиши сказку. Пишешь правду, так пиши правду.

* * *
* * *
Четыре я стрелы пущу,
И четверым я отомщу,
Злодеям гнусным четверым,
Старинным недругам моим.
Одной стрелы уж нет - пронзен
Злой Эппльярд, и умер он.
Стрела вторая ищет встреч
С тобою, мастер Беннет Хэтч.
Третьей стреле сэр Оливер мил,
Что Гарри Шелтона убил.
Сэр Дэниэл, исчадье зла,
Тебе четвертая стрела!
Они черны и до конца
Вонзятся в черные сердца!
Они без промаха летят
И никого не пощадят.

Джон Мщу-за-всех из Зеленого леса и его веселые товарищи

* * *